pro100_mica: (ручка)
[personal profile] pro100_mica

Это лев во гневе махающий гривой, это человек, питающийся огнём и порохом...

Фёдор Глинка

200 лет тому назад 7 декабря 1815 года Мишель Ней – маршал Империи и пэр Франции, герцог Эльхингенский, князь Москворецкий, обладатель Большого орла и шеф седьмой когорты Почётного легиона, знаменитый соратник Наполеона, Храбрейший из храбрых, был расстрелян взводом соотечественников, как подлый предатель...


Расстрел маршала Нея 7 декабря 1815 года
Шарль Эдуард АРМАН-ДЮМАРЕСК


Михель Ней родился 10 января 1769 года в небольшом городке-крепости Саарлуис в Лотарингии, являвшимся французским аванпостом на северо-востоке страны. Частая смена прусско-немецкого и французского правления в течение трехсотлетней истории оказала своё влияние на город и его население, которое в основной массе говорило на смеси французского и немецкого языков. Отец Нея Пьер, солдат армии Фридриха II и участник Семилетней войны, осев в Лотарингии и женившсь на Маргерите Граванинье, открыл небольшую бочарную мастерскую. Своим сыновьям отец постарался дать хорошее образование; Мишеля он определил в августинский католический колледж, который смышлёный парнишка закончил без труда, после чего четыре года работал в нотариальной конторе. Но нудная бумажная работа юношу не прельщала и в 19-летнем возрасте Михель записался добровольцем в гусарский полк, который нёс гарнизонную службу в приграничном городе Меце.


Мишель Ней в гусарской униформе. 1792 год   Адольф БРЮН

Ней был способным учеником, с интересом изучал военное ремесло, постоянно тренировался, постигая тактику боя, прослыл также превосходным фехтовальщиком. Кроме этого, ему, германоговорящему уроженцу Лотарингии, пришлось в армии выучить французский язык, который он освоил достаточно успешно. Мишель постепенно стал лидером среди солдат полка, получив к началу Великой французской революции унтер-офицерский чин. В революционной Северной армии Мишель Ней участвовал в дерзких операциях в тылу врага, демонстрируя не только личную храбрость, но и прекрасные тактические познания; он быстро продвигался по служебной лестнице, за один только 1794 год был произведён в апреле в капитаны, в июле – в майоры, а в октябре повышен до полковника. А в 1796 году уже стал бригадным генералом. С Наполеоном он встретился достаточно поздно, поэтому славы наполеоновских Итальянских и Египетского походов ему не досталось.

Через год под началом генерала Луи Лазара Гоша Ней участвовал в сражении с австрийцами под Нойвидом, но попал в плен, однако вскоре его обменяли на австрийского генерала и он возвратился в строй. В кампании 1799 года против Второй антифранцузской коалиции Ней принимал участие в боевых действиях в Германии, несмотря на звание бригадного генерала, лично участвовал в разведке, переодевшись крестьянином. Безупречное владение немецким языком позволило ему беспрепятственно миновать австрийские позиции и посты и получить необходимые сведения. Директория высоко оценила его заслуги, и в 1799 году Ней получил чин дивизионного генерала. В декабре 1800 года Мишель Ней в рядах Рейнской армии отличился в сражении с австрийцами при Гогенлиндене под руководством генерала Жана Виктора Моро: Победа при Гогенлиндене была последней республиканской победой. Никогда больше Франция не видела такой скромности в своих военачальниках, такой сердечной к ним почтительности со стороны солдат, таких трогательных проявлений патриотизма, как объятия двух соратников, Нея и Ришпанса, на поле битвы, после того как они соединились, прорвав с двух сторон австрийскую армию. (Эрнест Лависс, Альфред Рамбо Время Наполеона)

Впервые Мишель Ней и Наполеон Бонапарт встретились в мае 1801 года, когда Первый консул пригласил молодого генерала в Париж. Встреча получилась тёплой и радушной, в её конце Наполеон преподнес Нею саблю со словами: Примите это оружие на память о дружбе и уважении, которые я испытываю по отношению к вам. Оно принадлежало паше, нашедшем героическую смерть в битве при Абукире Несмотря на то, что Ней не принадлежал к птенцам гнезда Бонапарта, он сумел своими мужеством, честностью и преданностью завоевать расположение Наполеона и стать своим в его окружении.


Портрет Aглаи Ней   Франсуа Паскаль Симон ЖЕРАР
Портрет Мишеля Нея    Неизвестный художник

К тому же участие в судьбе генерала Нея приняла и супруга Первого консула Жозефина Богарне, задумавшая женить 33-летнего Мишеля на подруге своей дочери Гортензии черноглазой красавице Аглае-Луизе Огье. Сватовство увенчалось успехом и 5 августа 1802 года в Гриньоне состоялась их свадьба.


Сыновья маршала Нея Иосиф, Мишель и Евгений, 1810 год   Мари Элеонора ГОДФРУА

Несмотря на то, что этот брак был скорее по расчёту, чем по горячей любви, Аглая стала для Мишеля верной супругой и заботливой матерью его детей. В дальнейшем Ней по поручению Наполеона выполнял военно-дипломатическую миссию в Швейцарии, которая завершилась полным успехом, примирив стороны исключительно мирным политическим путём. Затем он командовал войсками военного лагеря в Компьене, а с конца 1803 года – VI армейским корпусом Великой армии.


Портрет маршала Нея, 1804 год  Шарль МЕЙНЬЕ


Маршал Ней со своими солдатами возвращают знамена из арсенала Инсбрука 7 ноября 1805 года  Шарль МЕЙНЬЕ

19 мая 1804 года Мишель Ней в числе первых был удостоен маршальского жезла. Авансом, как и другой, в будущем не менее известный маршал Луи-Никола Даву, по сути не особо не проявившими себя пока в наполеоновских кампаниях.


Драгуны пересекают отремонтированный мост в Эльхингене, 14 октября 1805 года   Жак ЖИРБАЛЬ и Патрис КУРСЕЛЬ

С началом австрийской кампании 1805 года 14 октября Ней впервые прославился в качестве командующего. Преследуя армию австрийского военачальника Мака под Ульмом, войска Нея приблизились к разобранному мосту через Дунай в Эльхингене и под ураганным огнем неприятеля положив настил на этот мост, форсировали реку. Маршал лично возглавив штыковую атаку двух своих полков, штурмом взял Эльхингенское аббатство и саму деревню Обер-Эльхинген, наводнённую австрийскими войсками. Наполеон считал это сражение самым образцовым в кампании 1805 года.


Маршал Ней в сражении под Фридландом  Александр АВЕРЬЯНОВ

А дальше рыжегривый пылающий маршал, истинный Бог войны, всегда там, где огонь и порох: 14 октября 1806 года в битве при Йене Ней довершил поражение пруссаков, потом принудил к сдаче Эрфурт и Магдебург; в феврале 1807 года отличился в сражении при Прейсиш-Эйлау, а в июне того же года решил участь сражения при Фридланде. Следует отметить, что маршал Ней жил и воевал по собственным правилам. Он признавал лишь одного начальника – самого императора. Когда им пытались командовать другие, они наталкивались на стойкое сопротивление. Ней выполнял только те приказы, которые считал разумными, не признавая таких слов, как плен или бегство. Во время подписания Тильзитского мира русский государь Александр Павлович, осматривая Старую гвардию, спросил маршала Нея, что были за люди, оставившие у гвардейцев такие страшные шрамы. На что Ней ответил: Сир, они все уже мертвы...


Маршал Франции Мишель Ней, командующий VI армейским корпусом  Шарль КУК

В 1908 году маршал Ней получил титул герцога Эльхингенского и отправился в Испанию. Но эта кампания для военачальника сразу же не задалась. Наполеон Бонапарт был настроен оптимистично, в разговоре с Неем предсказал, что в Испании всё будет кончено месяца за три. На что герцог Эльхингенский возразил: Жители этой страны упрямы, а женщины и дети принимают участие в боях; я не вижу конца этой войне. Оставшись без императора, своего непосредственного начальника, передавшего бразды правления брату, королю испанскому Жозефу, маршалы затеяли свары, не желая действовать сообща. Ней терпеть не мог маршала Сульта и повёл себя, как бунтовщик, бросив того под Талаверой. Противостояние вышло за рамки приличия, и Наполеон вынужден был отправить Нея в Португалию, под начало ещё более нелюбимого им маршала Массены. Из этого тоже ничего хорошего не вышло: Ней вместе с генералом Жюно отказывался повиноваться Массене, издевался над его титулами, важными по его мнению только в Тюильри. Однако, когда пришло время спасать армию и выводить её из Португалии, маршал Ней, командующий арьергардом, вновь был на высоте. Благодаря его храбрости, твёрдости и мужеству, французская армия была спасена от неминуемой гибели, не потеряв пленным ни одного солдата и ни единого орудия.


Атака маршала Нея на Семёновские флеши при Бородино  Гравюра КЁНИГА по картине Жана-Шарля ЛАНГЛУА

Во время русской кампании 1812 года Нею поручено командование III корпусом великой армии. Поход в Россию, ставший катастрофой для всей армии, был для маршала личным подвигом. Он славно сражался под Смоленском, у Валутиной горы, но главным днём его славы стало Бородино, когда он отважно вёл свои колонны на русские редуты. На поле боя Ней был впереди, в самом пекле, ему не было равных. В кульминационный момент сражения Ней потребовал, чтобы Наполеон бросил в бой гвардию, а когда император не пожелал сделать этого, упрекнул его в нерешительности. Наполеон пропустил это мимо ушей, назвав Нея человеком, сыгравшим решающую роль в этой битве, а позже даровал ему титул князя Москворецкого.


Маршал Ней и Наполеон с войсками во время русской кампании  Ян ХЕЛМИНСКИЙ

Но апофеозом стало отступление великой армии из Москвы, в котором маршал Ней командовал её арьергардом. Возле села Красное остатки его корпуса, без артиллерии и кавалерии, были окружены войсками генерала Милорадовича, которые практически в упор расстреливали Третий армейский корпус. Французские солдаты устали, пали духом, тогда Ней сам взял в руки ружье и повел их на прорыв. Корпус Нея понёс огромные потери. Большая его часть была взята в плен.


Французские солдаты маршала Нея загнаны в лес в сражении под Красным  Адольф ИВОН


Лишь с небольшой группой (около 3 тысяч человек) под покровом ночи Мишель Ней двинулся к Днепру. Уцелевшие солдаты его корпуса рассказывали, как маршал приказывал своим офицерам:
Продвигаться сквозь лес! Нет дорог? Продвигаться без дорог!
– Идти к Днепру и перейти через Днепр! Река ещё не совсем замерзла? Замерзнет! Марш!

Маршалу Нею удалось выйти из окружения и переправиться через Днепр. Спаслось около тысячи человек. Его корпус практически перестал существовать, однако для деморализованной французской армии новость о соединении отряда Нея с войсками Наполеона под Оршей имело эффект победы.


Маршал Ней с арьергардом
Иллюстрация к книге Виктора Оуэна Великая армия


Маршал Ней в бою под Ковно, 1812 год   Огюст РАФФЕ

При переправе через Березину благодаря железной строгости, с которой Ней поддерживал дисциплину, солдатам Нея в течение нескольких часов удавалось удерживать русские войска адмирала Чичагова на достаточном расстоянии, что позволило основным силам перебраться на западный берег Березины. После отъезда императора во Францию, Ней был практически единственным военачальником, пытавшимся спасти жалкие остатки французской армии. Возле Ковно он с нескольким десятком солдат последним покинул пределы России. Герой отступления Ней во главе малочисленного арьергарда, как простой солдат, с ружьём в руках защищает ковенский мост, он последним покинет эту негостеприимную землю (полковник Ноэль)
Уже в восточнопрусском Гумбиннене (нынешнем Гусеве) ввалившегося в трактир, где обедали французские старшие офицеры, грязного, исхудавшего, рослого человека в лохмотьях с воспалёнными глазами, почерневшим, словно опалённым, лицом, длинной бородой в обшарпанном сюртуке, хотели вышвырнуть, как бродягу и попрошайку. Человек горько спросил главного интенданта французской армии:
– Генерал Дюма, вы меня не узнаёте?
– Нет, кто вы?
– Я арьергард Великой армии, маршал Ней... Я дал последние выстрелы на Ковенском мосту; я потопил в Немане последнее оружие, я пришел сюда, пробираясь лесами.



Маршал Ней при Moнмирале, 1814 год
Книжная иллюстрация

Маршал Ней активно участвовал в кампании 1813 года в сражениях при Лютцене, Бауцене, Дрездене и под Лейпцигом; в 1814 году – в боях при Бриенне, Ла-Ротьере, сражениях Шестидневной войны, при Краоне, Лаоне и Арси-сюр-Об.


Наполеон в присутствии маршалов отрекается от престола в Фонтенбло 4 апреля 1814 года  Франсуа БУШО

После капитуляции Парижа, в Фонтенбло Мишель Ней возглавил группу маршалов, которые фактически отказались от требования Наполеона идти на Париж и настояли на отречении императора; в качестве полномочного представителя вместе с Коленкуром и маршалом Макдональдом передал Александру I акт отречения. После отъезда Наполеона, Мишель Ней, как и большинство маршалов ближайшего окружения императора (кроме Даву) и высших сановников империи, принес присягу Бурбонам. Его назначили командующим военным округом, наградили орденом Святого Людовика, сделали пэром Франции.


Войска маршала Нея с энтузиазмом присоединяются к проекту Наполеона
Иллюстрация к книге Адольфа Тьера История консульства и империи том 4

После бегства Наполеона с острова Эльба Ней пообещал Людовику XVIII привести императора в Париж живым или мертвым, но не сдержал слова и, увлекаемый своей армией, перешел на сторону беглеца. Подробнее здесь


Маршал Ней возглавляет кавалерийскую атаку против каре британской пехоты на склонах Moн Сен-Жана  
Тимоти Марк ЧАРМС

В бельгийской кампании 1815 года Мишель Ней командовал I и II корпусами. Сражался при Катр-Бра, Ватерлоо. Об этом я писала совсем недавно, поэтому повторяться не буду, а кому нужны подробности, можно посмотреть здесь: 1, 2, 3


Maршал Ней  Франсуа Паскаль Симон ЖЕРАР

Последний раз маршал появился в Париже 22 июня 1815 года во время заседания палаты пэров, когда министр внутренних дел Карно, объявив об отречении императора, зачитывал оптимистичное сообщение от военного министра относительно ситуации после поражения при Ватерлоо. Неожиданно убаюкивающая речь Карно была прервана гневным возгласом с места:
Это неправда!
В наступившей в собрании гробовой тишине, все повернулись и увидели прибывшего в столицу маршала Нея, который, будучи пэром, пришел принять участие в дебатах в тот страшный час.
Новости, данные вам министром внутренних дел, – ложь, каждое слово – ложь. Противник победил нас по всем пунктам. С того времени, как я был под командованием императора, я видел лишь сплошной хаос.... И после тех гибельных дней – шестнадцатого и восемнадцатого, – они смеют говорить нам, что восемнадцатого враг повержен... Я говорю вам, господа, что это ложь! Маршал Груши имеет не больше 25 тысяч человек, и когда нам говорят, что прусская армия разбита – это не верно. Большая часть прусской армии не была в действии.

Остолбеневшим от неожиданного появления в палате маршала и его заявления, не готовым к суровым реалиям пэрам Ней чётко описал положение дел в кампании, о том, как исполняли долг солдаты, о чудовищных роковых ошибках командования, приведших к катастрофе при Ватерлоо, о беззащитности Парижа перед противником:
Через шесть-семь дней противник может оказаться в сердце столицы. Нет никакого другого средства спасти страну, кроме как начать переговоры

Но мне бы хотелось подробнее поговорить о судебном процессе над маршалом Неем.

Ней понимал, что Бурбоны не простят ему предательства и решил покинуть Францию. Он был на распутье: ехать в Америку или Швейцарию. Маршал Даву, тогда еще военный министр и главнокомандующий французской армией, выписал Нею неограниченный отпуск, документ на имя майора 3-го гусарского полка Рейса, Фуше – несколько паспортов; друзья снабдили его рекомендательными письмами. Но маршал всё тянул и в итоге был арестован 3 августа в замке Бессонье, где остановился у родственника. Причём, он, не скрывая лица, прогуливался, увешанный всеми своими наградами, в окрестностях замка и даже ездил верхом в соседние деревни, где подолгу беседовал с крестьянами.


Консьержери. Дворец юстиции   Адриен ДОЗА
Маршал был помещён в парижскую тюрьму Консьержери, имевшую репутацию самой суровой тюрьмы, прихожую смерти,
как её называли в период Террора.

Наверное, кому-то покажется, что с маршалом Неем король поступил правильно, он ведь предал его и переметнулся на сторону императора не просто сам, а с армией, не выполнив обещания арестовать и привезти Бонапатра в Париж. Но это не совсем так.


Маршал Луи-Никола Даву  Adrien MAULET

Дело в том, что 3 июля 1815 года между маршалом Даву, военным министром Франции и главнокомандующим французскими войсками, с одной стороны, генералом Мюфлингом, представителем Блюхера, и полковником Хэрвеем, представителем Веллингтона, с другой, была подписана Парижская конвенция. И 12 статья этой конвенции (за включение которой особенно ратовал Луи-Никола Даву), объявляла полную политическую амнистию всем без исключения лицам, поддержавшим Наполеона во время Ста дней. Эта статья была принята и Блюхером, и Веллингтоном во французской редакции. Такая статья, казалось, должна была защитить весь род людской, гражданских и военных людей, революционеров – бывших и нынешних, цареубийц, осудивших Людовика XVI, и маршалов, порицавших Людовика XVIII, и никак нельзя было предположить, что она откроет путь самой гнусной мести (французский политический деятель и историк Адольф Тьер). Кроме этого, в дополнение 15 статья договора гласила, что если неожиданно появятся затруднения в выполнении некоторых из статей настоящей конвенции, их нужно интерпретировать в пользу французской армии и города Парижа.

Но Парижская конвенция была скоро забыта. Во время суда на маршалом в палате пэров генеральный прокурор запретил любое упоминание 12-й статьи. Королевское правительство решило, что те, кто примкнул к Наполеону после 20 марта, когда Людовик XVIII покинул Париж, не подлежат преследованию, а те, кто уже до этой даты поддержал узурпатора – предатели (как ехидничал Морис Талейран: Предательство – это вопрос даты.) Часть военачальников была исключена из палаты пэров, был составлен список из двух десятков имён, преданных проклятью. Их возглавили Лабедуайер, Ней, Груши, а также список лиц, подлежащих изгнанию из Франции. Шарль-Фердинанд, герцог Беррийский, в ярости кричал: Следует организовать охоту на маршалов, нужно убить по меньшей мере восемь из них.

Брюн+Лабедуайер
Портрет маршала Гийома-Мари-Анн Брюна  Мари-Гийемин БЕНУА
Портрет Шарля Анжелика Юше Лабедуайера  Жан-Урбен ГЕРЕН

Маршал Даву, увидев такое наглое нарушение Парижской конвенции, подал в отставку. Эти проскрипции не способствовали умиротворению населения Франции: то тут, то там начинались столкновения между роялистами и их противниками, нападения, самосуды. Так погиб маршал Гийом-Мари-Анн Брюн, растерзанный озверевшей толпой фанатиков под Авиньоном, обвинённый в смерти принцессы де Ламбель, случившейся 23 года назад. Его изувеченное тело было брошено в Рону. 19 августа был расстрелян генерал Шарль Лабедуайер. Следующим стал маршал Ней.


Маршал Гувьон Сен-Сир
21 августа новый военный министр маршал Гувьон Сен-Сир для рассмотрения дела маршала Мишеля Нея создал трибунал.


Жан-Батист Журдан, Эдуар Адольф Казимир Мортье, Пьер-Франсуа-Шарль Ожеро, и Андре Массена

В состав военного суда вошли четыре сподвижника военачальника – маршалы Бон Адриен Жанно де Монсей, Пьер-Франсуа-Шарль Ожеро, Андре Массена и Эдуар Адольф Казимир Мортье. Сначала председательствовать в трибунале был назначен 61-летний маршал Монсей. Но старый вояка отказался от этого сомнительно почётного назначения и подал в отставку.


Он написал письмо королю Людовику XVIII, в котором в частности сообщал:
Я не вхожу в суть вопроса: виновен или невиновен маршал Ней. На ваше правосудие и справедливость судей ответит последующее поколение... ...Сир, если те, кто управляет вашими советами желали только благо для Вашего величества, они сказали бы ему, что никогда эшафот не создает друзей. Они верят, что смерть будет страшна для тех, кто пренебрегал ею столь часто?.. ...Могу ли я высказаться за судьбу маршала Нея? Сир, позвольте мне спросить Ваше величество, где были все эти обвинители, когда Ней прошел по такому количеству полей битв? Они следовали за ним и обвиняли в течение двадцати пяти лет опасностей и дел? Ах! Если Россия и союзники не могут простить победителя при Москве, может ли Франция забыть героя Березины?.. Это на Березине, сир, во время этой злополучной катастрофы, Ней спас остатки армии; у меня там были родственники, друзья, наконец солдаты, которые любили своих командиров. И мне предлагают послать на смерть того, кому столько французов обязаны жизнью, столько семей – своим сыновьям и их родителям!.. ...нисходя в могилу, я смогу, как один из наших известных предков, воскликнуть: Потеряно все, кроме чести!...

После этого на посту председателя трибунала Монсея сменил маршал Жан-Батист Журдан. Маршал Монсей был посажен под арест, другие тоже пытались увильнуть от участия в трибунале по разным причинам: Массена заявил о личном конфликте с подсудимым, Мортье пригрозил подать в отставку, а Ожеро попросту занемог. Но это не помогло и эти три маршала вынуждены были участвовать в процессе. Кроме маршалов, в состав военного суда вошли генерал граф Мезон (позже замененный генералом Газаном), генералы Виллат, Клаперед, и королевский прокурор Жуанвиль.


Маршал Ней  гравюра Е. Томаса по рисунку А. РУССО

Ошибкой маршала Нея и его адвокатов была уверенность в том, что его, пэра Франции, трибунал был судить неправомочен, это должна сделать соответствующая палата парламента. А ведь военный суд мог не только смягчить приговор, но и вынести оправдательный вердикт; как резонно заметил Ламартин: Маршалы и генералы помнили о его подвигах, пэры же знали только о преступлении. Но подсудимый был уверен, что они прикончат меня, как кролика, а палата пэров будет рассматривать дело объективно. Пятью голосами против двух трибунал расписался в своей некомпетентности и дело было передано в палату пэров. Мы – предатели. Мы должны были настоять на своем праве судить его, несмотря на него самого. По крайней мере, он выжил бы!.. (сетовал через несколько месяцев перед смертью маршал Ожеро). Кроме Монсея, изо всех сил старался спасти Нею жизнь маршал Даву, убеждавший князя Москворецкого довериться военному трибуналу, а не суду пэров. Князь Эскмюльский был убежден, что трибунал его оправдает: Никто, не сможет осудить такого человека. Никто, даже Рагуза! Он был также свидетелем защиты на процессе в парламенте.

Палата пэров казалось только и ждала этого. Она настаивала на том, что ни один из её членов не должен уклоняться от участия в процессе без уважительной причины. После этого глава правительства Морис Талейран написал письмо, в котором сообщил о своём отказе от участия в судебном разбирательстве, а также графа Жокура и маршала Сен-Сира. Самоотвод взял также маршал Ожеро, как участник трибунала. Палата пэров Франции состояла из 214 человек, из них, кроме вышеперечисленных, не вошли в состав суда духовные лица, министры, свидетели. Кроме этого, 34 пэра воздержались по разным причинам. В итоге судьбу маршала Мишеля Нея решал 161 член палаты пэров.


Арман Эммануэль де Виньеро дю Плесси, 5-й герцог Ришельё, премьер-министр Франции  сэр Томас ЛОУРЕНС

Прибывший на заседание палаты глава правительства, бывший генерал-губернатор Новороссии и Бессарабии, герцог Арман де Ришельё, передавая королевский ордонанс, недвусмысленно заявил, что маршала Нея, обвиняемого в государственной измене и в покушении на безопасность государства, следует судить незамедлительно и не только от имени короля и Франции, но и Европы, ясно указав на позицию союзников: Именем Европы мы требуем, чтобы вы судили маршала Нея!


Мишель Ней, маршал Франции, нарисованный из окна Консьержери в декабре 1815 года

В ожидании суда Нею было позволено под строгим наблюдением совершать утренние прогулки во внутреннем дворике тюрьмы Консьержери, расположенном вдали от взглядов других заключенных. Супруга маршала Аглая-Луиза металась между тюрьмой, навещая супруга и снабжая его домашней пищей, детьми и аудиенциями, которых она добивалась от разных должностных лиц. Несчастная женщина обивала пороги союзников, пытаясь найти поддержку в их лице, писала прошения, письма. Но тщетно. Похоже, что союзники решили отомстить французской армии за все поражения, которые потерпели от неё в своё время. Пруссаки изначально были настроены решительно и ратовали за осуждение всех наполеоновских военачальников. Австрийский кабинет во главе с Меттернихом разделял эти планы. Веллингтон отказался вмешиваться в процесс из-за великой вины маршала, а лорду Калсри советовал арестовать и осудить главных виновников. Подруга Аглаи и родственница герцога леди Хатчинсон, на коленях умоляла победителя Ватерлоо пощадить Мишеля Нея. Аглая написала письмо генералу Антуану-Анри Жомини, давнему протеже маршала, который перешёл на сторону Александра I, с просьбой защитить мужа; он попытался заручиться поддержкой государя, но русский император, впавший в меланхолию, не пошевелил и пальцем, полагая, что сейчас не время для милосердия, надо защищать интересы Европы. Поццо ди Борго, представитель русского царя в Париже, 23 ноября писал, что Никто не сомневается в фатальном исходе процесса.

Друзья, подруги, поддерживающие княгиню Москворецкую, считали, что ей следует положиться на доброту и милосердие короля, который не допустит казни маршала и помилует его. Это мнение разделял и маршал Макдональд. Поговаривают, что даже Мария-Луиза, бывшая императрица французов, уже нашедшая утешение в объятиях генерала Нейпперга, написала письмо в защиту Нея, умоляя пэров спасти его: Ненависть и присутствие Бурбонов на французском троне совершенно невыносимы для французов, которые замечательно проявили себя, защищая свое прекрасное отечество. Неужели вы приговорите к смерти француза, который войдёт в историю, как человек, сотни раз рисковавший жизнью?


Портрет маршала Мишеля Нея

Суд над маршалом Неем, начавшийся 4 декабря 1815 года, длился всего два дня и завершился в половину двенадцатого ночи 6 числа вердиктом о виновности маршала в государственной измене и смертным приговором. За немедленную смертную казнь без права обжалования приговора проголосовало 139 членов палаты, пятеро воздержались, шестнадцать голосовали за депортацию маршала. И только один из 161 человека, молодой герцог де Брольи, высказался за невиновность маршала. Среди тех, кто голосовал за смертную казнь было пять маршалов (Келлерман, Периньон, Серюрье, Виктор и Мармон) и семнадцать бывших офицеров, в числе которых генералы Дюпон, Латур-Мобур, Лористон, Дессоль, Мезон... Могу ещё как-то понять старперов почётных маршалов Келлермана, Периньона, Серюрье, но друг Мармон, к помощи которого пыталась обратиться несчастная Аглая, Виктор (Перрен), Латур-Мобур, Мезон – соратники, с которыми Ней съел ни один пуд соли?!

В день вынесения приговора маршал после ужина уснул и проснулся в 3 часа утра 7 декабря. Дрожащим голосом служащий зачитал ему приговор. Ней покраснел от злости: Подобные приёмы подошли бы царствованию Калигулы, хватают человека, тот намерен защищаться, но ему затыкают глотку и отправляют на казнь! Узнав, что казнь состоится в тот же день, в 9 часов, он совершенно спокойно произнёс: Когда угодно, я готов.

Ранним утром Ней попрощался с женой, которая едва держалась на ногах и постоянно рыдала, её сестрой мадам Гамо и детьми. Опасаясь, что приказ идти на казнь будет с минуты на минуту, Ней, обняв и поцеловав детей, поторопился отослать посетителей. Аглая-Луиза собралась ехать в Тюильри, надеясь выхлопотать помилование у короля: Мармон ваш друг и он пойдет со мной к королю. Откуда было знать мадам Ней, что герцог Рагузский уже дважды проголосовал за смерть маршала. Приняв последнее причастие, около 9 часов Ней твёрдым шагом отправился к месту казни, выбранному в нескольких сотнях метров от ограды Люксембургского дворца. Проходя мимо бюста Генриха IV, маршал вздохнул: Он был храбр и умел прощать.


Расстрел маршала Мишеля Нея в Париже на площади Обсерватории, 7 декабря 1815 года


Казнь маршала Нея  Жан-Леон ЖЕРОМ

После свершения казни появилось много версий произошедшего, одна другой краше и романтичнее. Но всё произошло намного прозаичнее и обыденнее. Если вам интересно, воспоминание участника казни военного коменданта Парижа, графа Луи-Виктора-Леона де Рошешуара приведу в комментариях, так как в сообщении уже ничего больше не помещается.

1815 -.jpg


Смерть маршала Нея

Тело маршала Нея, в сопровождении гренадера национальной гвардии Пеллетье, в одиночестве следовавшего за носилками, было доставлено в маленькое тёмное помещение богадельни, расположенной вблизи Люксембургского дворца. В это же время рыдающая Аглая-Луиза ожидала Людовика XVIII внизу у лестницы павильона Флоры. Но король отказался её принять. Вышедший в половине десятого первый камергер короля герцог Дюра, приблизившись к несчастной женщине, с сочувствием произнёс: Мадам, аудиенция, которую вы ожидаете, уже не имеет смысла.

Его смерть столь же необыкновенна, как и его жизнь. Держу пари, что те, кто осудил его,
не осмеливались смотреть ему в лицо
. (Наполеон Бонапарт)


From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

pro100_mica: (Default)
pro100_mica

June 2016

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122 232425
2627282930  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 06:37 am
Powered by Dreamwidth Studios