pro100_mica: (ручка)
[personal profile] pro100_mica
Трудно себе представить, что всего два столетия назад для диагностики сердечно-сосудистых и легочных заболеваний у врачей не было практически никаких приспособлений, не говоря уже о современной аппаратуре. С незапамятных времён главными инструментами исследования у докторов были ГПУ – Глаз, Палец, Ухо, с помощью которых проводился осмотр больных, пальпация, перкуссия и аускультация.

tumblr_nudbxbYNyC1qba7k2o1_1280.jpg
Жюль-Абель ФЕВР

В какой из дней французский врач Рене Теофиль Мари Гиацинт Лаэннек для того, чтобы выслушать пациентку, свернул в трубочку не то подвернувшийся под руки журнал, не то нотную партитуру история умалчивает, но точно известно, что случилось это в 1816 году, 200 лет тому назад. Поэтому хочу вспомнить о таком важном изобретении в день рождения доктора.


Лаэннек.png
Рене Теофиль Мари Гиацинт Лаэннек, изобретатель стетоскопа

Рене Лаэннек родился 17 февраля в 1781 года во французском Кемпере в семье адвоката старшим из трёх детей. Его мать умерла, когда мальчику было пять лет после рождения четвертого ребёнка. Легкомысленный и любвеобильный, вечно витающий в облаках отец, счёл себя не способным участвовать в воспитании детей и сразу после смерти жены предоставил заботу о своих детях родственникам. А вскоре и сам нашёл утешение, женившись на вдове эмигранта, герцогине Сант-Бедан. Рене сначала воспитывался в семье дяди священника и доктора Сорбонны Жана-Мишеля-Александра Лаэннека.

Дяди.png

Первые уроки в области медицины юноша получил у своего другого дяди Гийома-Франсуа Лаэннека де Ренардье, известного врача времен Французской революции и ректора медицинского факультета Нантского университета, у которого он воспитывался с 12 лет. Дядя с самого детства прививал ему любовь к науке и обучал премудростям профессии. Овладев в школе несколькими языками, в том числе греческим и латынью, Рене, воспользовавшись библиотекой дяди, читал в оригинале труды древнегреческих и древнеримских авторов и переводил их. А в 14 лет он уже стал студентом местного университета, закончив который работал в госпитале. Однако интересы Рене не ограничивались медициной, он овладел токарным делом, музицировал на флейте, танцевал и писал стихи. В 1799 году поступил на службу во французскую республиканскую армию ассистентом хирурга. Он участвовал в военной экспедиции по подавлению очередного восстания шуанов в Вандее, по итогам которой написал шутливую поэму Экспедиция в стиле древних кельтских бардов! А свои исследования кельтского языка Лаэннек опубликовал под псевдонимом Cenneal (laenneC). Дядя Гийом требовал от отца Рене участия в финансировании дальнейшего обучения сына. Получив от отца 600 франков, Лаэннек добирался до Парижа десять дней пешком.

jean.jpg
Портрет Жана Никола Корвизара
Анисе-Шарль-Габриэль ЛЕМОНЬЕ

Д+Б.png
Портреты Гийома Дюпюитрена и Мари Франсуа Ксавье Биша
художник французской школы

В Париже Рене стал студентом Специальной школы здоровья при университете, позже переименованной в Медицинскую школу (Ecole de Medicine), где совершенствовал свои знания по внутренним болезням под началом лейб-медика Наполеона I Жана Никола Корвизара, а патологической анатомии – у не менее знаменитых французских докторов Гийома Дюпюитрена и Мари Франсуа Ксавье Биша. Лаэннек обладал всеми качествами для изучения медицины: расторопный, полный желания, с уже имевшимся опытом, четко мотивированный и напористый, энергичный и самоуверенный, – писал биограф Лаэннека.


Бернар БЮФФЕ

Активно занимаясь научной деятельностью, Рене Лаэннек выпустил несколько интересных статей, посвящённых клинике и симптоматике перитонитов, анатомии оболочек головного мозга и циррозам печени. Затем он принялся специализироваться на изучении работы сердечной мышцы, начиная с трудов Гиппократа, впервые описавшего особенности и строение сердца, и заканчивая достижениями коллег своего времени, защитив в 1804 году диссертацию Учение Гиппократа и практическая медицина. Кроме этого, на протяжении всего времени доктор изучал, искал методы ранней диагностики бича того времени – чахотки – легочного туберкулёза, уносившего жизни всех слоёв населения Европы не меньше, чем особо опасные инфекции. В 1808–1815 годах Рене Лаэннек начал активно заниматься частной практикой, которая давала ему приличный годовой доход. Среди его пациентов были известные представители французской элиты того времени, в том числе политик, дипломат и писатель Шатобриан и его супруга, мадам де Сталь, герцогиня де Берри, которая была не только дочерью короля обеих Сицилий Франциска I, но и женой сына будущего короля Франции Карла X. Но клиентами Лаэннека были и бедные слои населения, ведь парижские госпитали того времени были предназначены прежде всего для них.


Беседа. Анамнез. Из серии Медицина Гиппократа
Жозеф Уилфрид Луи КУН-РЕНЬЕ

1. Покажи язык! Жозеф Уилфрид Луи Кун-Ренье.jpg
Осмотр. Покажи язык! Из серии Медицина Гиппократа
Жозеф Уилфрид Луи КУН-РЕНЬЕ

Пальпация.png
Обследования пациентки. Определение пульса и пальпация. Из серии Медицина Гиппократа
Жозеф Уилфрид Луи КУН-РЕНЬЕ

Повторюсь, что в Европе, в том числе и во Франции, начала XIX столетия основными методами диагностики заболеваний лёгких, сердца и желудочно-кишечного тракта помимо осмотра были пальпация, перкуссия и непосредственная аускультация.

УХО copy.png
Звуки дыхания. Аускультация. Из серии Медицина Гиппократа
Жозеф Уилфрид Луи КУН-РЕНЬЕ

Существовавший тогда способ аускультации требовал от доктора необходимости контактировать с кожей пациента. Мало того, что это было не удобно, как для больного, так и для врача, но ещё и не гигиенично; некоторые страдали кожными или инфекционными заболеваниями, туберкулёзом, не редким было и присутствие насекомых – вшей, клещей, ведь не все пациенты были исключительно представителями высшего общества... Да и результат аускультации не всегда был надёжным.


Врачебный обход
Луис Хименес АРАНДА

Сам Рене Лаэннек не был сторонником непосредственной аускультации, так как страдал одышкой при попытке согнуться над больным для выслушивания, кроме этого, он смущался при необходимости обследовать молоденьких женщин и девушек. Позже он вспоминал в своей книге: Прямая аускультация столь же стесняет доктора, как и пациента, поскольку сама по себе внушает отвращение. Ее едва ли можно назвать подходящим методом, когда дело касается значительной части женщин, имеющих больших размеров молочные железы, что служит препятствием для применения этого метода.

L0024808 Leannec, Traite de L'Ausculation Mediate
Лаэннек у постели туберкулезного больного в сопровождении студентов.
Le Cylindre он держит в руке, сравнивая два метода аускультации – прямой и инструментальный.
Книжная иллюстрация с картины Теобальда Шартрана

В 1816 году Лаэннек получил не только место врача в госпитале Неккера, но и возможность вести клинические занятия со студентами. Однажды его вызвали к 19-летней достаточно упитанной девушке, испытывающей боли в области сердца. Лаэннек попытался обследовать её стандартными методами, но из-за мощного слоя подкожно-жировой клетчатки полученный результат его не удовлетворил. И тут, как некогда на Ньютона упало яблоко, на нашего доктора снизошло озарение... Он вспомнил недавний случай, увиденный им во время прогулки в осеннем парке парижского Лувра. Мальчишки, игравшие с длинным деревянным шестом, посылали друг другу сигналы. Первый из них царапал по одному концу шеста булавкой, а другой, приложив ухо к противоположному, слушал многократно усиленный звук. Не исключено, что и Рене в детстве забавлялся подобным образом. Я вспомнил известный акустический феномен: если вы примкнете ухом к одному концу деревянной палки и на эту же палку нанесете булавкой царапину с другой стороны – вы отчетливо услышите звук на другом конце. Мне пришло в голову, что это физическое свойство может быть полезным. Лаэннек, взяв несколько листов бумаги, свернул их в плотную трубочку и приложил один её конец к груди больной в области сердца, а другой – к собственному уху. И о, чудо! Он поразился тому, как хорошо проводятся звуки, услышав более чёткие и громкие сердцебиения, чем при прикладывании уха непосредственно к грудной клетке, так как звук, проходя по узкой трубке, не рассеивался.

Laennec_painting_Thom_large.jpg
Лаэннек выслушивает мальчика стетоскопом
Роберт Алан ТОМ

Я был удивлен и рад, когда понял, что это позволяет мне слышать биение сердца с гораздо большей ясностью, чем когда-либо. Я сразу понял, что подобное изобретение может стать незаменимым методом исследования, и не только поможет в прослушивании биения сердца. Лаэннек применил свой открытие для обнаружения сердечных шумов, изучения различных видов дыхания, крепитации, хрипов в лёгких и бронхах, флюктуации жидкости при плевритах и перикардитах. Вот так благодаря случаю из практики французского доктора Рене Теофиля Гиацинта Лаэннека появился первый уникальный, надёжный и качественный инструмент, а впоследствии и принципиально новая методика опосредованной (непрямой) аускультации, совершившая переворот в диагностике многих заболеваний, активно и эффективно используемая и 200 лет спустя.

Laennec's stethoscope, c 1820.
Стетоскоп Лаэннека, 1820 год

Естественно, что выслушивать при помощи листов бумаги было не практично, не удобно и не гигиенично. Лаэннек работал над усовершенствованием своего изобретения, экспериментируя с различными материалами (металлами, стеклом, кожей, различными породами дерева). Он даже пробовал использовать в качестве стетоскопа старый гобой своего кузена:) Варьировали не только материал, но и размеры и название прибора: сначала он именовался baton – жезл, le cylindre – цилиндр, но позже Лаэннек назвал его стетоскопом (от греческих stethos – грудь, skopeo – смотреть, исследовать). После множества попыток доктор остановился на полой трубке из дерева, диаметром 1,5 и длиной 12 дюймов.

cc.png
Монофонический стетоскоп Лаэннека, версия 1826 года

Стетоскоп состоял из трёх частей, он разбирался посредине для удобства перевозки. Конец, обращенный к пациенту, имел съемный обтуратор, который вынимался при аускультации лёгких и вставлялся, когда выслушивалось сердце. Сначала выемка для обтуратора на грудном конце инструмента была конической формы, а затем Лаэннек сменил её на параболическую и она играла роль резонатора при выслушивании лёгких. Центральное отверстие стетоскопа имело постоянный диаметр в один сантиметр. Первой пациенткой, выслушанной Лаэннеком с помощью стетоскопа 8 марта 1817 года, стала 40-летняя Мари-Мелани Бассе, вошедшая таким образом в историю. Кстати, поначалу доктор выслушивал больных в присутствии коллег-свидетелей, которые тоже прикладывали ухо к инструменту, дабы потом подтвердить, что Лаэннек не жульничал.

Лаэннек.png

Около года он проводил клинические испытания стетоскопа, и, освоив технику аускультации, открыл симптомы заболеваний грудной полости, дав их точное описание и сопоставив клинические данные с патологоанатомической картиной. В феврале 1818 года на заседании Медицинского общества Лаэннек сделал доклад о своих наблюдениях, который был встречен коллегами достаточно прохладно. В течение 1818 года он прочёл лекции о стетоскопе несколько раз и представил результаты своей работы Королевской Академии медицины. Медицинские бонзы того времени анатом и историк медицины Антуан Порталь, известнейшие хирурги Филипп-Жан Пеллетан и Пьер Франсуа Перси пришли к заключению, что с помощью стетоскопа поразительно просто и легко отличаются некоторые признаки изменения в легких, которые нельзя даже было подозревать при настоящем состоянии медицины. А через год, в апреле 1819 года, доктор опубликовал труд О посредственной аускультации или распознавании болезней легких и сердца, основанном главным образом на этом новом методе исследования тиражом 2100 экземпляров; к каждому экземпляру этого издания стоимостью 13 франков прилагался стетоскоп за 2,5 франка. Поговаривали, что все первые стетоскопы изготовил сам Лаэннек! Но в это очень сложно поверить...

Portrait_of_Laennec,_1781-182 copy.png

Не буду вас утомлять физикой и детальным строением стетоскопа, добавлю только, что он не только давал возможность локализовать и детализировать звуки сердца и лёгких, но и позволял выслушивать там, куда достать ухом просто невозможно: верхушки легких, межлопаточную, над- и подключичную и подмышечные области, не говоря уже о возможности изолированного выслушивания различных точек сердца. Рене Лаэннек считается отцом клинической аускультации. Обладая прекрасным слухом, он описал различные виды легочного дыхания: везикулярное, бронхиальное, пуэрильное, ослабленное и амфорическое; влажные и сухие хрипы, шум трения плевры, шум падающей капли (Лаэннек употреблял термин металлическое звяканье) при пиопневмотораксе, крепитацию, которую он сравнивал с треском соли на раскаленной сковороде, кошачье мурлыкание и многое другое. Поразительно, что еще до сих пор мы руководствуемся в клинике теми данными, теми феноменами или признаками, которые были установлены больше 100 лет назад французским ученым, клиницистом – анатомом Лаэннеком, – писал блестящий советский терапевт Максим Петрович Кончаловский в 1937 году. Но и сегодня по мнению профессора профессор Бориса Ильича Шулутко перкуторные и аускультативные данные, использованные Лаэннеком при постановке диагноза пневмонии, относятся к золотому стандарту диагностики болезни.

gl3yIk7X_I4.jpg

Надо сказать, что несмотря на такое революционное изобретение, оно не сразу вошло во врачебную практику. Как это часто бывает, многие коллеги Лаэннека его проигнорировали. Появились ядовитые насмешки, карикатуры, врачи старой школы боялись, что непрямая аускультация заставит позабыть святые гиппократовские традиции и почти до конца XIX века предпочитали прижиматься ухом к шелковому платку, накинутому на участок грудной клетки пациента... На это Лаэннек ехидно отвечал: Мне очень нравится, когда говорят о неудобствах того механического метода, который заставляет врачей отойти от искусных догадок о диагнозе по пульсу, языку и экскрементам. Это все равно, что отказаться ехать в Париж в кабриолете из страха потерять привычку осторожно идти на цыпочках, чтобы не запачкаться. Но слух об изобретении уже облетел весь мир. В клинику к Лаэннеку потянулись молодые врачи и студенты из стран Европы, США, России.

Reproduction_of_stipple_en_Wellcome.jpg

К Лаэннеку пришло мировое признание, в 1822 году стал членом Коллегии Врачей Франции, в 1823 году был избран профессором Коллеж де Франс, получил кафедру в клинике Шарите. Казалось, жизнь только начинается. 16 декабря 1824 года Рене Лаэннек женился на своей экономке Жаккетт Гвишар, вдове Арго. В мае следующего года у них родился недоношенный ребёнок, который вскоре умер. Но другая беда была уже на пороге. Потрясающая работоспособность, постоянный контакт с больными туберкулёзом лёгких (об этиологии заболевания тогда не имели понятия) и патологоанатомические вскрытия привели к тому, что человек, внёсший в изучение этого заболевания на тот момент самый большой вклад, заболел сам. Последние годы Лаэннек часто выезжал на родину в Бретань, в мягком климате которой чувствовал себя лучше. 30 мая 1826 года, сдав рукопись для второго издания своей книги, доктор Рене Лаэннек с женой отправился в своё последнее путешествие. Скончался он 13 августа 1826 в родовом имении, оставив племяннику свою книгу и стетоскоп: это мое главное наследство...

Боровский Д. Б. Доктор с трубкой..jpg
Доктор с трубкой
Давид БОРОВСКИЙ

Но изобретение Лаэннека и его метод непрямой аускультации уже начали своё победное шествие по Европе: сначала в Англии, затем в Германии, Австрии, Голландии, Испании, Италии и Российской империи, открыв совершенно новую главу в области диагностики, и позволив медицине совершить огромный скачок вперёд. Вскоре классический стетоскоп Лаэннека был усовершенствован, появился деревянный стетоскоп с раструбом, увеличивавший площадь соприкосновения с кожей пациента и ухом врача, затем – бинауральный, состоящий из двух трубок, концы которых вставлялись в ушные отверстия доктора.


Доктор
Николай ПЛАСТОВ

Со временем стетоскоп претерпел множество изменений, появился родной брат – фонендоскоп, отверстие в головке которого закрыто туго натянутой мембраной. Высокие звуки лучше слышны фонендоскопом, а низкие – стетоскопом, поэтому врачи сегодня чаще всего используют комбинированный стетофонендоскоп с двумя насадками на головке: с мембраной и без неё. Стетофонендоскоп и в настоящее время является одним из важнейших и незаменимых инструментов в практике каждого врача и за это мы должны быть благодарны доброму доктору Рене Теофилю Мари Гиацинту Лаэннеку.

Profile

pro100_mica: (Default)
pro100_mica

June 2016

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122 232425
2627282930  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:38 am
Powered by Dreamwidth Studios